moskovsky_bit


Московский Бит: всё о стилягах и их коллегах


Previous Entry Share Next Entry
Брюнеты в кепи.
2.
zina_korzina wrote in moskovsky_bit
Оригинал взят у zina_korzina в Брюнеты в кепи.
  • Продолжаю разговор от отрицательном герое по-советски.

    …Итак, отрицательный герой по-советски всегда помечался специфическим тавро – всё-то в нём было сомнительным – и одежда, и душа, и мысли. И даже имя. Многочисленные Арнольды, Вавочки, Эдики и Нелли кочевали из фельетона – в повесть, из сатирической короткометражки – в многотомный производственный роман. Однако же гад, жулик, предатель, да и просто - заурядный филистер не только выделялся своим «заграничным» или уменьшительно-ласкательным именем - он всегда по-особенному выглядел. Разумеется, общественные вкусы менялись, но были и устойчивые варианты. Например, шпионов, главарей банд, …ловеласов-пошляков чаще всего изображали брюнетами. Уже в сатирических произведениях 1920-х годов прослеживается эта линия – перед нами проходит череда многочисленных модников, неверных мужей, порочных юношей со старорежимными замашками и попросту жуликов, вроде Остапа Бендера. В рассказе Михаила Зощенко «Папаша» мы видим пренеприятную картину – мужчина увиливает от алиментов, пытаясь доказать, что ребёнок вовсе не от него:

    «Носик действительно на меня похож. За носик, говорю, я завсегда способен три рубля или три с полтиной вносить. А зато, говорю, остатний организм весь не мой. Я, говорю, жгучий брюнет, а тут, говорю, извиняюсь, как дверь белое. За такое белое - рупь или два с полтиной могу только вносить». В одном из очерков, посвящённых судебным разборкам (журнал «Суд идёт!), описывался красавчик-донжуан, похожий аж на Рудольфа Валентино – голливудского героя-любовника. Безусловно, жгучего и, конечно же – брюнета. В тексте мелькают упоминания о клетчатых пиджаках, полосатых брюках, шёлковых кашне и – обещаниях пристроить барышню в синематограф. Кстати, особым пунктом значится модная деталь – кепи. Почему-то авторам особо ненавистен именно этот головной убор, как будто его носитель получает дополнительный импульс от злых сил - как в многочисленных сказках о волшебной шапке.



    Усики тоже были знаковой деталью в изображении дрянного человечишки. Повторюсь – усики, а не усы (усы – те у красного командира или председателя колхоза). Но тонкие, ухоженно-стильные – вот, где гнусность. Так, в известном стихотворении Бориса Тимофеева «Гарри» (1954) прямо говорится: «Как шнурочек, тонок ус, / Нету ярче шляпы... / В третий раз бросает вуз / Иждивенец папы». Замечательна и сама композиция стихотворения – в едином пространстве собрано всё – от омерзительных усиков и беспрецедентной шляпы до иждивенчества и тунеядства. Впрочем, описание стиляги в одноимённом фельетоне 1949 года ещё более красноречиво: «Он сел. Но как сел! Стул повернул спинкой вперед, обнял его ногами, просунул между ножками ботинки и как-то невероятно вывернул пятки: явный расчет показать носки. Губы, брови и тонкие усики у него были накрашены, а прическе «перманент» и маникюру могла позавидовать первая модница Парижа». Помимо тонких усиков мы отмечаем общую замысловатость облика, ибо отрицательный герой часто совмещал в себе эстетную ухоженность с нарочито-вызывающей модностью...

  • ДАЛЕЕ - ТУТ!


  • ?

    Log in