moskovsky_bit


Московский Бит: всё о стилягах и их коллегах


Previous Entry Share Next Entry
Сейчас бы это сняли так...
2.
zina_korzina wrote in moskovsky_bit
Оригинал взят у zina_korzina в Сейчас бы это сняли так...
  • Сейчас очень популярна тема Оттепели. Всякие сериальчики с рефреном «Как мы стиляжно фарцевали», статьи, постмодернистские проекты, вроде дамских коллективов, поющих по клубам в стиле Миансаровой, смешанной ...с Агузаровой. Имеется и беллетристика в тему - всё та же Людмила Улицкая постоянно обращается к 1950-м, причём с каким-то ностальгическим мазохизмом - вроде и СССР ненавистен, но детство всё равно - золотое. Однако я буду говорить именно о сериалах. Что отличает все эти постановки? Смысл-перевёртыш - смотрим реальные фильмы 1950-х-1960-х и переписываем образ с плохого - на хороший. В тех, старых картинах положительный герой отказывался от карьеры модного гуманитария и - устремлялся на комбинат. Королева бензоколонки оставалась в отрасли, наплевав на ледовый балет. Девушка из «Сверстниц» понимала, что быть актрисой - это слишком, и надо обретать нечто более земное и соответствующее внутреннему убеждению. Прежде всего - таланту. Которого нет. Стиляжки перевоспитывались. Дурнушки казались краше роскошных фемин. Пролетарий побеждал суетливого интеллектуала-красавчика.

    598705.jpg
  • Кадр из телесериала «Фарца».

    Современные киношники любят создать свой вариант культовой ленты. Если бы они замахнулись на те сюжеты, получилось бы забавное: Илья Ковригин от Тоси уходил бы к Анфисе - единственной женщине в этом непрезентабельном стойбище. Учительница Левченко из «Весны...» спешила бы к радиоприёмнику не ради музыки Рахманинова, а для того чтобы настроиться на американскую волну. Заодно она просвещала бы валенка-работягу в области западной культуры и прочего модернизма. Дима Горин возвращался бы в свой уютный банк - с разбитой харей и растоптанными очками, - неча соваться к быдлу со своей романтикой! Владелец подпольной химчистки Бочкин из «Лёгкой жизни» считал бы себя крутым боссом, а не загнанным придурком без целей и смыслов. Он бы поплёвывал на своих бывших сокурсников - благородных лохов и водил бы по ресторанам стильных дам. Но женился бы он на спекулянтке - Королеве Марго. Сейчас в превеликой моде союзы молодого попрыгунчика с бабёнкой 50+.

    Разумеется, Людмила с бензоколонки, намаявшись с водителями и дураком-начальником, всё-таки поступала бы в балет на льду. И потом - летела бы в Париж, чтобы остаться там навсегда. Анна Сергеевна - с белым минимализмом и Шанелью №5 - изображалась бы жертвой режима, при котором приличная (равно как и неприличная) женщина не могли себе позволить ни Шанель, ни Диор, ни даже экспортный вариант советского легпрома. Геша Козлодоев рисовался бы поэтом, коего никто не печатает, а посему ему приходится работать манекенщиком, дабы не загреметь по статье «Тунеядство». Жадноватый и несознательный монтажник Хаенко из «Высоты», который цинично говорит, что ему коммунизм особо не нужен, был бы выведен положительным и единственно-здоровым человеком среди зомбированного пропагандой коллектива. Жена инженера Дебябина обязательно укладывалась бы в постель к понравившемуся ей прорабу Токмакову - это же не дело - хранить верность нелюбимому.

    И, понятное дело, всеми процессами заправлял бы Плохой Чекист - именно он когда-то отправил сексуальную Анфису из Ленинграда в таёжный посёлок (а мог бы и посадить за французские духи и отказ сотрудничать с органами). Именно он сажал в финале учительницу Левченко. Именно он склоняет химика Бочкина сдавать своих посредников. Только он - Плохой Чекист - насилует беззащитную Анну Сергеевну, заставляя её работать на разоблачение шайки контрабандистов (а на деле - предприимчивых парней). Кроме Плохого Чекиста, в сюжет должны быть включены: омерзительный Парторг, склочная соседка-доносчица, пьяный пролетарий (орущий, что он - гегемон, разумеется). Фоном должна служить тотальная обшарпанность с наляпанными плакатами 1920-1960-х годов. Грязь коммунальных кухонь обязана контрастировать с крепдешиновой свежестью нарядов Анфисы и Анны Сергеевны. Генеральной идеей является ненависть к СССР и надежда, что в конечном итоге всё это кончится.


  • ?

    Log in